Блокада Донбасса – исторические параллели

Риттер фон Лееб с укоризной взирает из прошлого на организаторов блокады Донбасса

После новогодних праздников, мы вернулись из села домой. И возле подъезда встретили соседку. Она поздравила нас с новым годом и радостно рассказала, как весело они провели новогоднюю ночь. Самым незабываемым событием оказался подарок, который они подарили свою пятилетнему сыну Марку. «Дед Мороз» принёс ему на новый год двух настоящих, живых хомячков. Но, буквально через пару часов, когда Марк уже спал, они обнаружили в детской, возле клетки, двух мёртвых хомячков. Чтобы ребёнок не расстраивался и не переживал, они утром решили обмануть его и сказали, что хомячки убежали погулять, но скоро вернутся. Реакция Марка буквально ввергла их в шок:

— Как убежали? Я же их задушил… Как они могли убежать, если я их убил?

— А зачем ты их убил? — растерянно переспросили родители — Зачем ты их задушил?

— Они не хотели со мной дружить, — спокойно объяснил Марк. И, как не в чём небывало, сразу же переключился на игру машинками.

Вот такая вот история… Не хочу даже разбирать здесь психическое состояние этого соседского ребёнка. Но то, что в этой жуткой истории нет поводов для радости его родителей это, по-моему, неоспоримо. Наверное, с медицинской точки зрения как-то попытаться объяснить этот жестокий, нечеловеческий детский поступок возможно. Но как можно объяснить радостное состояние матери, весело рассказывающей всю эту жуть соседям? Чему можно радоваться в такой ситуации? Это же полная неосознанность происходящего. Преступная неосознанность, и извращённое понимание содеянного её собственным ребёнком. А по существу содеянное ею. Вся эта жуткая история убийства почему-то ассоциируется у меня с недавней водной, продуктовой и энергетической блокадой Крыма. А теперь вот, блокадой Донбасса. Ах, ты не хочешь со мной дружить? Ну, значит я тебя задушу… Убью вас всех, а потом побегу играть в другие игры. Но, самое страшное в этом всём то, что за три года убийств, часть людей перешагнула грань добра и зла. И совершенно не осознавая происходящее, способны радоваться убийствам. Наверное, возможно, как-то вылечить этого соседского мальчика. Вылечить и объяснить ему, что нельзя душить и убивать живое. Но, как вылечить того, кто воспринимает убийство, как повод для радости?

Любая блокада это в первую очередь геноцид мирного населения: детей, женщин, дедушек и бабушек. Лишая миллионы людей права на воду, на тепло и на кусок хлеба, их просто обрекают на смерть. Любая блокада, кого бы она не касалась: немцев, французов, американцев, или Крыма, или Донбасса, или Львова – любая блокада – это преступление против человечности. Все блокады чудовищны, бесчеловечны и преступны, потому что в первую очередь от блокад страдают мирные жители. В недавнем нашем прошлом, когда мы жили в одной стране, и у всех нас была одна Родина, наш народ столкнулся с чудовищной блокадой фашистами Ленинграда. Тогда только от голода в осаждённом фашистами городе умерло 632 тысячи 253 человека. Я приведу вам несколько интересных исторических документов, касательно блокады Ленинграда, а вы постарайтесь провести параллели с нашими днями. Все эти документы и воспоминания генерала-фельдмаршала Риттера фон Лееба, командующего группой армий «Север», показались мне не то чтобы странными… Они показались мне, почему-то очень смешными. Почему-то фашисты были полностью уверенны, что русские сдадутся. Из этих документов получается, что главный вопрос, который обсуждался фашистами, в начале блокады Ленинграда, звучал примерно так: как лучше принимать капитуляцию русских?

Журнал боевых действий группы армий «Север»:

Понедельник, 15 сентября 1941 г.

«Командующий группой армий «Север» просит указаний, как ему следует поступать в случае получения из Ленинграда предложения о капитуляции.

Среда, 17 сентября 1941 г.

Оценка обстановки командующим группой армий «Север»:

Как поступать с самим городом: следует ли принимать его капитуляцию, нужно ли его полностью разрушить или же он должен вымереть от голода? Пока на этот счет, к сожалению, нет решения фюрера.

Четверг, 18 сентября 1941 г.

Во время визита в группу армий «Север» генерал-фельдмаршала Кейтеля (с 11.30 до 14.00) обсуждался следующий вопрос: финны, скорее всего, пойдут вперед только в том случае, если мы перейдем в наступление, переправившись через Неву. Что должно произойти с Ленинградом в случае его сдачи? Право решения фюрер оставляет за собой. Это станет известно лишь после того, как мы в него войдем…

Обсуждался вопрос: окружение Ленинграда и его безоговорочная капитуляция.

Капитуляцию Ленинграда без согласования с главно-командующим сухопутными войсками ни в коем случае не принимать. Если же последует предложение о сдаче, то следует, в первую очередь, установить:

— кто ее предлагает

— что предлагается

— какими полномочиями обладает предлагающая сторона?

На основе этих данных будет незамедлительно принято соответствующее решение Главного командования сухопутных войск.

Воскресенье, 12 октября 1941 г.

Оценка обстановки командующим группой армий «Север»:

Сегодня Верховным главнокомандованием вермахта принято решение относительно города Ленинграда. Согласно ему, капитуляцию принимать не следует. Ранее в телеграмме группы армий «Север» в адрес Главного командования сухопутных войск был сделан запрос, не следует ли в случае капитуляции города отправлять сдавшихся русских в лагеря военнопленных?

В 01.15 12 октября в группу армий «Север» поступила телеграмма оперативного управления Главного командования сухопутных войск с текстом приказа Верховного главнокомандования вермахта:

«Фюрер вновь решил, что не следует принимать капитуляцию Ленинграда, даже если бы она была предложена противоположной стороной».

22 октября 1941 г.

Группа армий «Север» просит оперативное управление Главного командования сухопутных войск определиться, что делать в случае капитуляции города с находящимися в его окрестностях войсками «красных» (200–300 тысяч человек).

Пятница, 24 октября 1941 г.

«…2) Во время инспекционной поездки начальника оперативного отдела штаба группы армий «Север» в 18-ю армию во всех посещаемых частях ему задавался вопрос, как поступать, если Ленинград изъявит желание сдаться».

Уверен, прочитав это, вы тоже улыбнулись? Правда?

А теперь главное. Я не могу оправдать, но могу осознать логику фашистов, взявших в блокаду Ленинград. Но, я совершенно не могу понять логику «украинских патриотов» взявших в блокаду Донбасс, с требованием сдаться. А кому сдаться?! Кому должен сдаться Донбасс?! Тому, кого вы сами презираете и ненавидите? Тому, кому вы сами готовы и мечтаете перегрызть глотку?

Ответить на этот вопрос, к сожалению, неспособна ни логика, ни медицина.

Степан Михайличенко



З поріднених рубрик:

Реклама:

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *